23cdeeb425150b878373dbd87a647714

Нью-йоркский бомж на фэшн-показах: история модели и фотографа Марка Рея

Смотря на снимки седовласого статного мужчины в элегантном костюме, тяжело поверить в то, что у него нет крыши над головой, а его дом — улица. Это и логично, ведь он работает манекенщиком и фотографом, поэтому знает, как себя преподнести.

Марк Рей — так зовут нашего героя, о котором уже не раз писали ведущие мировые СМИ, в частности The Guardian и Dazed. Еще бы, ведь жизнь этого человека достойна внимания. Такового же мнения придерживается и его друг, режиссер Томас Виртенсон, снявший документальный кинофильм «Бездомный» (Homme Less) о жизни нью-йоркского бомжа, работающего в фэшн-промышленности.

В 80-е годы Рей регулярно участвовал в модных показах Versace, Moschino, Missoni и остальных модных Домов. Появлялся на страницах глянцевых журналов, в частности на развороте во французском Vogue. И даже исполнил маленькую эпизодическую роль в сериале «Секс в большом городе».

Когда я закончил университет, то и предположить не мог, что когда-нибудь останусь без крова. А началось все с моей страсти к путешествиям — конкретно во время одной из моих поездок я заключил собственный первый контракт с модельным агентством.

Но Рей вовсе не стремился к популярности и известности. Ему просто нравилось то, чем он занимается. Правда, на некое время начинающему манекенщику пришлось позабыть о своих мечтах и предназначить себя уходу за умирающим отцом. Хотя и в эти годы Марк не посиживает без дела.

В 1996 году он впервые попробовал себя в качестве актера. И ему подфартило — первую же роль он получил в фильме Вуди Аллена, а потом был «Секс в большом городе»: в одной из серий первого сезона он сыграл «сказочно обеспеченного миллиардера с крошечным пенисом».

В 2000 году умер мой отец. Больше не было необходимости оставаться в Нью-Йорке, потому я вновь взял свой рюкзак и отправился в путешествие. Тогда же я попробовал вернуться к работе моделью, но мне было уже 40 лет. И, невзирая на то, что я стал старше, а мои волосы начали седеть, я был наиболее востребованным, чем в молодости.Я снова проехал всю Европу. Конкретно там я начал фотографировать. Благодаря знакомствам в фэшн-индустрии я проходил на показы и за кулисы, где мне удавалось сделать пару-тройку достойных кадров. Это увлечение стало приносить доход.Но этих денег хватало лишь на то, чтобы приобрести себе еды и снять комнатку в захудалом доме, где всего одна ванная комната на всех обитателей. А в Сен-Тропе Рей впервые оказался на улице.

Курорт для богачей, куда Марк приехал в надежде подзаработать, холодно встретил мужчину: он прятал фотоаппарат и ноутбук в мусорный мешок, который оставлял в кустиках, пока сам наводил марафет в общественных туалетах. С тех пор наш герой не покидал улиц.

Так начался новейший период в моей жизни — жизни на улице. Это было достаточно утомительно. Но отсутствие денег никогда не заставляло меня отказывать для себя в удовольствие расслабиться и отдохнуть.

Так прошли несколько месяцев, до этого чем Марк сумел накопить денег на билет до дома:

Садясь в самолет до Нью-Йорка, я знал, что желаю работать фотографом на Неделе моды, поэтому отправил в несколько глянцевых журналов свои данные и фото. В один прекрасный день я получил письмо от Dazed & Confused , в котором было сказано, что им приглянулись мои снимки, и они хотят, чтобы я снимал для их за кулисами показов. Я не мог в это поверить.

 

Как досадно бы это не звучало, на этот раз денег в кармане Рея не стало больше, их по-прежнему хватало только на грязные комнатушки с клопами в матрасах. Оставаться в столь противном месте Марк больше не мог.

Однажды я вспомнил о крыше, на которой мой друг организовывал коктейльную вечеринку. Так, как-то ночкой я пробрался в это здание и залез на крышу. Думал, что задержусь там на несколько дней, а задержался на 6 лет.Деньги, которые я получал от Dazed, шли на оплату тренажерного зала. Знаю, что это сумасшествие, но за 70 баксов в моем распоряжении были электричество, душевые и обычный туалет. Плюс — в камере хранения я мог оставлять свою аппаратуру. Рей также поведал, что порой жизнь на крыше была совсем не сладостной, а на те 30 000 долларов, которые он получает за год, прожить в Нью-Йорке просто нереально.

Это звучит странно, но я всегда был счастлив. Я считаю, что мне подфартило. Я выбрал неоднозначную карьеру для развития. Речь о том, что в этом бизнесе нельзя быть уверенным в собственном достатке и в завтрашнем дне. Это своеобразная ситуация, и я выбрал типичное решение.

У каждого счастье свое!

www.spletnik.ru

Добавить комментарий Отменить ответ

SPONSOR